Выбери любимый жанр

Тропой флибустьеров
(Очерки) - Верников Владимир Леонидович - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Владимир Верников

ТРОПОЙ ФЛИБУСТЬЕРОВ

Очерки

Тропой флибустьеров<br />(Очерки) - i_001.jpg

Тропой флибустьеров<br />(Очерки) - i_002.jpg

ВЕТРЫ ВРЕМЕНИ

Дорогой друг!

Перед тобой книга о далеких и мало знакомых советским людям островах, разбросанных в Карибском море. Тринидад и Тобаго, Ямайка, Барбадос, Кюрасао… Признайся, что экзотические названия этих островов, которые ты знаешь из учебника географии, всегда волновали твое воображение. А книги, такие, скажем, как «Остров сокровищ» или «Робинзон Крузо», полные романтики и необычных приключений, страстно влекли тебя на просторы неведомого океана.

Когда-то и я мечтал об этом. Не хочу преувеличивать: нет, не ради того, чтобы побывать на этих островах, решил я стать журналистом, хотя, конечно, этой мечты никогда не оставлял. И судьбе, а вернее — времени и интересам газеты «Известия», где я работаю, было угодно так распорядиться мною, что совершенно неожиданно для самого себя я оказался в этих краях. И, честно признаюсь, тут уж во мне вновь заговорила былая страсть…

За несколько лет жизни в Латинской Америке мне не раз доводилось бывать на этих «пиратских» островах, ездить по ним, встречаться и беседовать с самыми разными людьми — от премьер-министров до безработных, — вникать в суть происходящих там перемен. Постепенно мои блокноты распухали от материала, требуя выхода. Так родилась идея этой книги: рассказать о прошлом и настоящем островов Карибского моря, попытаться заглянуть в будущее, исходя из нынешних социальных процессов, которые очень по-разному переживают эти древние земли.

Отсюда и название книги. Пираты и флибустьеры, к сожалению, принадлежат не только прошлому. Но в наш XX век они, отбросив прочь все атрибуты открытого разбоя, орудуют методами экономического террора и закабаления, хорошо отлаженным арсеналом неоколониализма. Однако жизнь не стоит на месте, и еще недавнему господству Великобритании, Франции и Голландии на островах Карибского моря приходит неминуемый конец.

Давайте сделаем небольшое отступление, или, вернее, совершим путешествие в историю, чтобы понять суть нынешних перемен. Тем более, что в последующих главах книги говорится лишь о каждой стране в отдельности, но без общей исторической картины этого района земли, без четкого понимания маневров неоколонизаторов и осмысления постепенного крушения их замыслов трудно представить себе в реальном свете значимость для народов стран Карибского моря завоеванной свободы и их усилий в строительстве новой жизни. В конце концов, история — это ведь не только страницы прошлого, но и тот фундамент, на котором строится нынешнее здание.

Итак, Вест-Индия. Откуда происходит это название? Христофор Колумб, отправившись на своей ставшей впоследствии легендарной каравелле «Санта-Мария» на поиски нового пути — через Запад — в Индию, после долгих месяцев плавания увидел землю. В своем дневнике дрожащим от радости и нетерпения пером он записал: «Проход найден, жизнь свою могу считать оправданной перед богом и королем».

Но великий мореплаватель ошибся — маячившая на горизонте земля была не Индией, а одним из безвестных дотоле островов. Через некоторое время он обнаружил целые неоткрытые архипелаги и еще несколько крупных островов. Весь этот новый для европейцев район, раскинувшийся на голубых просторах Карибского моря и Атлантического океана, был им назван Вест-Индией.

Так это начиналось. Продолжение было обычным для того времени: осваивать вновь открытые земли хлынули колонисты из Испании, Франции, Голландии, Португалии, Англии и даже из Скандинавских стран. На островах они нашли не только богатства аборигенов — индейцев племен араваков и карибов, — но в их лице и баснословно дешевую рабочую силу. Однако свободолюбивые индейцы оказывали завоевателям серьезное сопротивление, из-за чего подвергались варварскому истреблению.

Нехватку рабов колонисты стали восполнять невольниками из Африки. Именно тогда и начался, говоря современным языком, бум работорговли, стимулировавший и расцвет пиратства. Многоязычие нынешней Вест-Индии — прямое следствие колониальных разделов тех далеких веков, когда в британских владениях насаждался английский язык, во французских — французский, в нидерландских — голландский. И по сей день даже в независимых государствах Карибского моря эти языки являются господствующими, официальными, а население в подавляющем большинстве — негритянское, потомки завезенных сюда рабов.

Вест-Индия — это острова. Большие и Малые Антильские, Наветренные и Подветренные. Многие из них до недавнего времени были английскими колониями. В 1956 году Лондон счел более респектабельным сделать каждый из островов полунезависимым. Но лишь для того, чтобы уже в 1958 году объединить их в легко управляемую британским правительством и капиталом Вест-Индскую федерацию.

Это был типичный неоколониалистский трюк: национально-освободительное движение в этом районе набирало силу, и Англия хотела направить его по угодному ей руслу. Федерация с самого начала была обречена на провал, так как в ней объединились (не добровольно, разумеется, а под нажимом Лондона!) страны, чрезвычайно разные по своей экономике, политическому и культурному развитию. А главное — вскоре был понят этот маневр, который не сулил никакого прогресса ни одному из островов.

Первым звеном, выпавшим из этой, казалось, ловко сделанной цепи, была Ямайка. За ней последовали Тринидад и Тобаго, а затем и Барбадос — самые крупные и экономически развитые острова. Все они получили независимость, оставшись членами Британского содружества наций. Другие довольствовались полунезависимым статутом «ассоциированных» с Англией государств, а третьи, как, например, Багамские и Виргинские острова, Монтсеррат и другие, так и остались колониями. Все эти маневры и их результат — наглядное свидетельство прежней хищности колонизаторов, которые в нынешнем XX веке тщетно ищут для себя возможность сохранить все так, как было когда-то.

Но если это не удается сделать путем политических маневров, то экономически, к сожалению, почти все остается по-старому. Английский капитал по-прежнему контролирует многие сферы жизни как бывших, так и нынешних колоний, диктуя нередко свою волю даже независимым странам. В последнее время сюда активно проникают также американские, канадские и японские монополии. Отпор, который дают им молодые самостоятельные государства, не всегда эффективен. Но, безусловно, есть и достижения на этом пути — пути прогресса, в книге вы найдете тому подтверждение.

Капитализм, долгие годы хозяйничавший на островах Карибского моря, не только держал их в экономической узде, но и планомерно импортировал туда свою идеологию, культуру, нравы буржуазного общества. Это был дальний и тонко рассчитанный прицел: расколоть народы этих стран, создать верных слуг из числа «подкармливаемых» политиков, культивировать национальную буржуазию. К сожалению, во многих островных государствах этого района цель была достигнута, что затрудняет и поныне борьбу прогрессивных сил за достижение подлинной свободы и независимости.

Этим в первую очередь и объясняется та легкость, с которой неоколонизаторам удалось навязать многим странам этого района покровительство британской короны (например, Ямайке, Барбадосу и до совсем недавнего времени Тринидаду и Тобаго, оставшимся и после завоевания независимости членами Содружества наций) или статут так называемых «ассоциированных государств». На самом деле за этими весьма безобидными политическими терминами кроется тот же хищный оскал империализма, не желающего расставаться со своими колониями. Полунезависимость или даже полузависимость — вот истинный смысл этих новообразований.

Давайте разберемся конкретнее. Скажем, остров Кюрасао вошел в 1954 году в состав созданной Голландией федерации Нидерландской Вест-Индии вместе с другими островами — Аруба, Бонайре, Сен-Мартен, Саба и Синт-Эстатиус. Формально Кюрасао, как и остальные острова, имеет внутреннюю автономию. Но какие у него есть права? Внешняя политика, торговля, оборона и другие важнейшие инструменты власти находятся в ведении метрополии, не говоря уж о том, что на острове нет своего правительства, нет главы государства — вся фактическая власть находится в руках генерал-губернатора, назначаемого голландской королевой.

1
Литературный портал Booksfinder.ru